Случилось так, что часто представители различных профессий подтверждают пословицу «Сапожник без сапог». Такое часто бывает, когда у часовщика не работают часы, а сапожник носит порванные сапоги. Связи с общественностью не исключение. Несмотря на то, что эта деятельность направлена ​​на создание репутации и постоянные консультации по вопросам PR, профессия специалиста по связям с общественность сама по себе имеет довольно плохую репутацию в обществе. Лишь небольшое количество людей понимает, что это хорошее и полезное дело.

Мы должны признать, что мы, коммуникаторы, сами ответственны за репутацию PR, которая сегодня сформировалась, и за то, что общественность думает о нас. Будучи занятыми реализацией проектов, у нас очень мало времени на то, чтобы рассказать, кто мы и какие мы на самом деле, что мы делаем и к чему мы стремимся. Кроме того, мы часто оказываем негативное влияние на репутацию нашей профессии не только по причине умалчивания наших действий, но и самими действиями. Довольно часто я встречаю людей, которые говорят о своей деятельности как о связях с общественностью, хотя на самом деле их работа не имеет ничего общего с этим. Например, я случайно увидел сайт агентства, которое заявило о предоставлении PR-услуг, однако одним из методов решения и заявления о проблеме была указана организация голодовки (предположительно – мы будем голодать за вас, если нужно). Называть такую ​​услугу, которая решает проблему, навязывая убеждения других людей, связями с общественностью было бы абсурдно; это должно быть четко определено как мошенничество.

В более широком смысле, достаточно послушать политиков и общественных деятелей – когда они говорят о PR, эта деятельность почти всегда имеет негативный оттенок. Чаще всего, когда эти люди пытаются критиковать оппонента, то говорят, что он (оппонент) «занимается PR», что «это PR». В целом о тех, кто вовлечен в активное общение, говорят, что они не делают ничего ценного, просто пытаются извлечь выгоду из связей с общественностью. Общество считает, что PR-специалисты занимаются жульничеством, не понятным людям; что они используют определенные секретные технологии и пытаются повлиять на мнение людей. По иронии судьбы, это сложившийся сегодня образ моей профессии, и только те, кто работает в этой сфере знают, что публично преобладающее восприятие PR является лишь смутным отражением этой деятельности – на самом деле такие вещи не имеют ничего общего с реальным PR.

Я начал думать, где кроется настоящая сторона восприятия этой деятельности? Я считаю, что PR является хорошей, положительной, уважаемой профессией, которую можно выбрать и понять многими людьми, не считая, что PR-специалисты занимаются чем-то негативным. Я уверен, что PR является основой для социального и коммуникабельного общества. В мире, где постоянно возрастает потребность в обмене информацией, роль коммуникатора особенно важна. В этих условиях количество желающих активно общаться постоянно растет. Однако это приводит к проблеме, что не каждый умеет это делать. Поэтому мне часто смешно слушать такие замечания: «Этот политик говорит собственными словами, а этому его речи кто-то пишет». Но на самом деле ни одну из этих ситуаций осуждать нельзя. Не имеет никакого значения, сам ли политик пишет речи, ведет блог, профиль в Facebook, или у него есть специалист, который делает это за него – в обоих случаях читатели видят и читает взгляды одного человека, который поддерживает связь и готов с ними общаться. В конце концов, не все врачи, бизнесмены или политики являются хорошими коммуникаторами по своей природе, не все из них знают, как быстро и эффективно рассказать обществу о том, что хорошего и полезного они делают на благо этого же общества. Таким образом, специалист по коммуникации просто помогает человеку, который не умеет подавать информацию, сделать это правильно.

Я твердо верю, что PR в большей степени, чем любой другой вид деятельности, прозрачен и основан на доверии. Это довольно сложно измерить, но правда то, что один неверный шаг, один ложный факт или обман в сфере связей с общественностью может привести к довольно негативным последствиям. В таком случае никто не может быть уверен, когда «выйдет» этот шаг; более того, такая ситуация, скорее всего, возникнет тогда, когда конкретный результат вашей работы будет зависеть от этого шага. Математика здесь проста – как только вы совершаете неверный шаг, обманываете или «покупаете» кого-то – вы сразу же становитесь уязвимы, а ваша репутация ставится под угрозу. В таком случае негативные последствия также непосредственно повлияют и на клиента, и достоверность любого факта о нем автоматически ставится под сомнение из-за ваших собственных неоднозначных шагов. И теперь людям ничего не стоит сказать: «Лучше вам об этом промолчать».

Таким образом, думая о репутации своей профессии, все PR-специалисты должны серьезно оценивать каждый свой шаг. Действуя честно и находя время объяснить другим, кто мы и какие мы на самом деле, что мы делаем и чего мы ищем, мы могли бы получить огромный импульс для развития и поддержки как репутации наших клиентов, так и нашей профессии.