Мы постоянно говорим, что мы маленькая и молодая страна, поэтому мы движемся в сторону Запада медленно и не всегда уверенно. Тем не менее, я очень доволен ситуацией, которая сейчас складывается. Сфера PR в Литве постоянно подвергается нападению сторонников восточной идеологии, которые развивают идею пропаганды и активно пытаются найти сторонников в нашей стране. За примерами не нужно идти далеко: Первый Балтийский Канал, Nord Stream, «Газпром» и, наконец, «Росатом». Последнего из них следует выделить и обсудить. Совсем недавно эта компания искала PR-агентство в Литве. К моему большому удивлению и радости, попытка оказалась неудачной.

Часто говорят «Ничего личного, только бизнес» — если вы хотите заработать, вы будете делать все что угодно. Я категорически не согласен с таким мнением. Оно ошибочно. И оказалось, что я не единственный, кто не согласен с этим утверждением — это касается всех коммуникационных агентств, которые считают, что репутация гораздо важнее денег. Почему никто не согласился работать с компанией «Росатом»? Ответ прост — компания находится в подчинении Кремля, который является инструментом российского правительства для влияния на страны Балтии и другие европейские страны.

Но давайте вернемся к корням PR и западных ценностей, начало которых относят к первой половине 20-го века. Речь идет о распространении правдивой информации, стремлении к добру, гарантии доверительного отношения и многих других принципах, понятных любому жителю Запада. Как следует выстраивать коммуникацию от имени «Росатом»? Как можно говорить правду, если краеугольным камнем проекта является ложь и ее распространение?

После неудачи в поиске агентства в Литве, компания привлекла московских PR-специалистов. В конце концов, запланированный проект все же должен был быть выполнен. Конечно же, агентство действовало таким же образом, как и любая другая коммуникационная компания, которая сотрудничает со средствами массовой информации. Агентство организовало для журналистов  поездку в Островец. Единственная проблема заключается в том, что, в соответствии с принципами связей с общественностью, агентство должно предоставить СМИ возможность ознакомиться с сущностью проекта и получить ответы на любые возможные вопросы. А что можно сделать, если проект секретный и практически никакую информацию нельзя раскрывать? Еще более показательным является то, что журналист в этой истории не может получить больше информации, чем правительственные чиновники, которые также утверждают, что у них нет ответов на вопросы СМИ. Так какая коммуникация получается в этом случае, и какую реакцию можно ожидать? Конечно, негативную. Мы все видели, что произошло после визита журналистов на электростанцию. Я не нашел ни одной положительной статьи в СМИ, поскольку в данном случае невозможно получить положительный отзыв. Этот проект в итоге стал на 100% негативным, было много неправдивой информации  и неопределенности.

По сути, решение литовских агентств не работать с этой компанией основывается не только на вопросах морали. Любой специалист, который работает по правилам западного PR, сказал бы, что этот проект реализовать невозможно. В конце концов, коммуникация не является сферой, где возможно контролировать естественный поток информации. Этот факт особенно актуален в современную технологическую эпоху, когда практически невозможно охватить объем ежедневного потока информации. Это важно понимать некоторым нашим бизнесменам, которые при обращении в PR-агентство уверены, что специалисты по коммуникации станут своеобразным фильтром, который распространит только информацию, интересующую клиент. Тем не менее, PR-агентства не являются носителями лишь позитивных новостей. В первую очередь, такие агентства являются распространителями правдивой информации и это, в конце концов, должны понимать все. PR-агентства помогают рассказать о том, что существуют, а не создавать то, чего не существует.

Поэтому когда речь идет о различиях Востока и Запада, в частности России в качестве представителя Востока и Литвы как одной из стран Запада, важно принять во внимание исторически сформировавшийся менталитет человека. Есть один профессор, которая на протяжении уже многих лет анализирует русскую культуру и преподает русскую литературу в университете. Профессор (кстати, с русскими корнями и русской фамилией) постоянно следит за политической и экономической ситуации соседней страны. Однажды, говоря о менталитете русского народа, она рассказала, что со времен Российской империи, у страны был неписаный принцип, который, очевидно, широко используется сегодня и передается из поколения в поколение. По словам профессора, россияне живут «не по законам, а по понятиям», т. е. не по правилам, а в соответствии с восприятием. Иначе говоря, они живут так, как хотят и как им нравится — и как они сами понимают. У них нет никаких правил. В то же время, у цивилизованного и в частности западного мира существует множество правил — начиная от конституции страны и заканчивая принципами безопасности дорожного движения. То же самое касается и сферы PR — сначала нужно разработать планы в соответствии с существующими правилами и только потом начинаешь действовать. В проекте компании «Росатом» все было сделано наоборот: правила считались лишь формальностью, которой можно было пренебречь. Эти правила были не основой для работы, а скорее препятствием, которое нужно было преодолеть.

Наш менталитет был покалечен в годы советской оккупации, поэтому по-прежнему распространено желание нарушить правила и сломать их, чтобы быть «умнее» остальных. Тем не менее, очевидно, что 26 лет независимости изменили многие вещи, и сегодня правила являются основой во всех сферах деятельности. Кроме того, мы являемся страной, в которой превалирует власть закона. У нас есть право и возможность не соглашаться с правилами и утверждать, что бюрократический механизм замедляет скорость реализации проекта. Возможно, некоторые правила могут показаться раздражающими и излишними. Но тот факт, что мы соблюдаем их, — действительно большое достижение. Поэтому мы можем радоваться тому, что мы изменились, так сказать «созрели» и сегодня имеем возможность и желание выбирать. Возможно, мы стали даже более зрелыми и прозападными, чем мы думаем.