Kategori: Uncategorized

Почему ложь бесцветна, а у правды так много красок?

Как это ни парадоксально, но мир, будучи настолько пестрым, полон каких-то крайностей. Я несколько раз слышал фразы «Не существует одной истины. Их много» или «Это самая настоящая правда, и мы все должны этому верить». Хуже то, что человек, говоря это, на самом деле, вряд ли отличает правду от лжи, так как если видеть только черное или белое в красочном мире, то это часто не позволяет добраться до сути дела. Сегодня ложь может даже показаться очень похожей на правду. Тем не менее, все гораздо проще, чем это может показаться. Правда существует, и ее легко подтвердить фактами из достоверных заявлений и важных аргументов. Доказывать ложь всегда значительно сложнее, ее можно оправдать только еще большей ложью. А известное выражение гласит, что «невозможно  скрыть угря в мешке».

Давайте теперь перейдем к фундаментальным принципам добра и зла. Человек по своей природе склонен распространять хорошее и создавать что-то новое и значимое. Согласно теории иерархии потребностей, опубликованной американским психологом Абрахам Х.Маслоу уже в 1943 году, высшая ступень человеческих потребностей — стремление к нравственности, творчеству, принятию фактов и, конечно, отсутствию предрассудков. Лишь самостимулирование и творчество позволяют человеку чувствовать себя счастливым. В конце концов, мы инстинктивно вовлекаемся в творение добра и в творчество без дальнейших рассуждений, так как это заложено в нас от природы. Тем не менее, всегда найдутся люди, которые не желают создавать и делать добро; и, таким образом, они стремятся вовлечь окружающих их людей в собственный бесцветный мир. Им нравится совершать какие-то нечетных поступки, в частности, приносить вред и презирать людей, окружающих их.

И «творцы» и «разрушители» по своей природе социальные личности, и они общаются друг с другом; т.к. они понимают, что в большинстве дел необходима поддержка со стороны других. «Творцы» могут легко принимать помощь — достаточно лишь рассказать о собственных целях единомышленникам и они уже готовы внести свой вклад. Это намного труднее для «разрушителей»: они должны убедить, что зло и ложь, которые они распространили, являются «истиной». Они должны придумать «правду» и попытаться доказать ее. Именно поэтому такие люди слишком часто оправдывают себя и представляют себя жертвами. А мы, с присущей нам природной эмоциональностью, сопереживаем обездоленным людям. Слушая неправду, распространяемую такой «жертвой» на протяжении длительного времени, человек часто не понимает, что он затерялся в тумане ложной информации. Неверная информация — она как туман, который убаюкивает нас и светит нам в глаза. Это и является черными технологиями в области связей с общественностью, пропагандой в политике и просто клеветой в обыденной жизни.

Психика человека довольно хрупкая; и очень легко воздействовать на нее, если человек позволяет это. Чем больше отрицательной ложной информации набивают в голову, тем гуще становится туман, который затягивает человека все глубже, и тем труднее человеку становится выбраться из него. Туман распространяется и сгущается до тех пор, пока человек не становится фанатиком какой-то грязной теории заговора. Как правило, «разрушители» применяют очень простую формулу. Они берут голую правду и одевают ее в теплый свитер в середине лета. А раз «пар костей не ломит», то было бы грешно не поверить этому. Другими словами, «разрушители» заставляют нас сомневаться в истине, предоставляя нам ложную информацию о ценностях, которые нам важны. Давайте предположим, что они говорят о том, что сомнения являются основой демократии, что якобы существует много мнений и много истин. Чем ниже образование и чем уже точка зрения и фоновые знания человека, тем легче обмануть и убедить его, и пустить пыль в глаза. Такие люди не видят ничего кроме стен своего дома, живут в своем пузыре и никого не пускают к себе. И, в отличие от поддельной лжи, истина, родственная этике, очень тактична и не хочет быть нежеланным гостем. Ложь должна убедить любой ценой, что именно это является истиной. И это не сложно, если человек никогда не слышал и не видел настоящую правду. Ложь разрушает. Таким образом, сломать забор и прийти к человеку без приглашения, не противоречит истине, которая предназначена наоборот создавать что-то новое, а не разрушать.

Как сможет человек покинуть этот порочный мир преград и увидеть правду? Как рассеять густой туман и увидеть истину? Для этого нужно расширять свои горизонты и знания, постоянно интересоваться чем-либо, развиваться, стремиться узнавать факты, статистические данные, получать информацию из нескольких разных достоверных  источников. Автор верной информации, в отличие от информации, созданной в целях пропаганды, никогда не скрывается под неизвестными псевдонимами и никогда не избегает отвечать на неприятные вопросы; он обращается к нескольким разным хорошо известным и надежным источникам. Он не разжевывает информацию, но и не оставляет повода для сомнений и заставляет думать и принимать решение.

Наконец, следует признать, что мы живем в нездоровом, но быстро восстанавливающемся обществе. Ум «творцов»-целителей есть медикаменты, и они знают, как правильно их использовать. Если раньше пациент был уверен, что существует только черное или белое, то сегодня он уже видит синие, красные, желтые и даже зеленые цвета. И существует так много оттенков! Для того, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону и следовать примеру скандинавских и западных стран, мы должны постоянно распространять правду и ни при каких обстоятельствах не обманывать друг друга. Это основная задача мультипликаторов. С другой стороны, это и основное правило этики, которому следуют на протяжении уже многих лет. Чем больше ложной информации мы говорим окружающим людям, тем гуще становится туман и все больше сужается наша деятельность как мультипликаторов. Чем больше мы говорим истины, тем больше возможностей мы имеем, так как истина всегда ценится больше, чем ложь.

Мы должны понимать, что не существует много истин, есть много оттенков одной истины, потому что мир вещей очень разнообразен. В то же время есть только одна ложь, которая не имеет цвета, она утомительна и скучна. Важно понимать, что мы должны выбирать не между истиной и ложью, а и между разными оттенками истины и всегда сами распространять правду.

Мир истины позволяет нам вступать в полемику, спорить и обсуждать. Давайте учиться и стараться разукрашивать нашу жизнь разными красками.

Коммуникация по кризису беженцев или кризис коммуникации из-за беженцев?

«Беженцы из Сирии рвутся в Европу», «Как решить проблему беженцев?», «Готова ли Литва принять от войны бегущих?», – такими и схожими заголовками ежедневно пестрят не только литовские СМИ, но и средства массовой информации Европы и всего мира. Пожалуй, большинство уже задалось вопросом: «Неужели все остальные темы для разговоров уже исчерпаны?». Действительно, на недостаточное внимание к этой теме жаловаться не приходится. Но с другой стороны – а что на самом деле мы об этом знаем?

По сути, основной известной ещё с самых древнейших времен функцией средств массовой информации является распространение объективной информации в массовом масштабе. Если в Литве на предмет объективности и могут возникать споры, но на предмет недостаточности информации – никоим образом. Куда более важным представляется вопрос, почему, располагая таким количеством информации, мы всё еще ничего не знаем? А всё очень просто. Потому как объем информации не прямопропорционален ее качеству. Времена изменились, и средствам массовой информации недостаточно просто представить информацию. Информация в первую очередь нуждается в нашем читательском внимании, и как бы это ни было прискорбно, иногда мы сталкиваемся с  чересчур поверхностной коммуникацией – резкими заголовками, новостями с пылу, с жару, эмоционально волнующими вопросами без ответов и пр. Постановка вопроса должным образом представленного объективного содержания как ключевого объекта средств массовой информации только маячит на дальнем горизонте. Но с другой стороны, зачастую литовскому читателю куда как интереснее полистать криминальную хронику, нежели углубляться в возможности нового перспективного бизнеса. Но это уже другая тема. На сегодняшний день имеем то, что имеем. Кроме нескольких достойных подражания примеров, когда литовские журналисты направились в горячие точки и занялись распространением объективной (как позитивной, так и негативной) информации непосредственно из лагеря беженцев, на данный момент имеем шумиху, пожимание плечами и запугивания.  Средства массовой информации своей цели достигли – изложили  выгодные (привлекающие максимальное внимание) факты и заставили всех задуматься и спросить: «Что теперь будет?“

Получить ответ на этот вопрос мы надеемся не от новостных порталов, из газет или телевизионных передач, а от непосредственно ответственных за это государственных органов: центров по делам беженцев, Министерств иностранных и внутренних дел, посольств, непосредственно от Европейского Союза (ЕС) и т. д.  И что же мы слышим от них? Абсолютно ничего. Существует множество работающих над этим феноменом органов, которые либо не предоставляют никакой информации, либо она минимальная, а зачастую и запоздалая.  По сути мы имеем дело с некачественно выполненной работой специалистов по коммуникации или же проблему отсутствия таких специалистов. С неспособностью справляться с кризисами. Кризисная коммуникация – вот какой предмет следует преподавать в наших университетах, как раз специалисты по коммуникации должны быть нарасхват в органах государственного сектора. Но с другой стороны, никоим образом нельзя утверждать, что испытывается дефицит в специалистах такого рода. Они есть, но успешно вращаются в частном секторе.

Работающим с коммуникацией предприятий прекрасно известно, что их работа – это быть всегда в курсе дела и хотя бы на один шаг, а еще лучше – на все три, опережать ситуацию. Основная задача специалиста по коммуникации – планирование. Предугадать, каковы будут коммуникативные действия, если всё пойдет так, как запланировано. Также моделировать ситуации «а что, если?». То есть, иметь хотя бы несколько вариантов кризисного плана «В» или даже «С». Ведь правда, было нетрудно предугадать реакцию населения и возникающие в связи с ситуацией беженцев вопросы? Неужели так сложно взять и рассказать, кто такие эти беженцы, от чего они бегут, почему мы должны им помогать, куда мы их примем, как будет проходить их интеграции и т. д.? Это самые обычные вопросы, ответы на которые может дать любой рядовой сотрудник Центра приема беженцев. Ведь для них работа с ищущими убежище является обыденной. Да и возможностей хоть отбавляй – от социальных сетей и блогов до чрезвычайно заинтересованных средств массовой информации, которые очень охотно выслушают и распространят информацию. Ведь когда вопрос задает журналист, мы не рассказывает то, о чем он не спрашивает, а зачастую о самом важном тот может и не спросить, поскольку целью сегодняшнего журналиста является сенсация. Иногда – и любой ценой. Общественное мнение формируется на основании имеющейся информации, поэтому только от ответственных органов зависит мнение населения.

Нельзя сказать, чтобы наши государственные органы ничего не говорили. Они говорят, но говорят так мало и так редко, что исходящая от них информация буквально теряется в безграничном информационном потоке. Кроме того, говорить они начинают слишком поздно – когда проблема встает особо остро и требует немедленного решения. Тогда – когда у них спрашивают, по словцу стараются из них вытянуть. Иными словами, напрочь отсутствует заблаговременное планирование коммуникации, а происходит она здесь и сейчас – когда жареный петух клюнет. Большинство органов не имеют даже своих аккаунтов в социальных сетях, что уже говорить об устаревшем распространении информации в заказных статьях, которых никто не читает. С другой стороны, проблема эта актуальна не только для Литвы, но и для других государств, в том числе и в самом Европейском Союзе (ЕС) как в огромной инстанции с более чем солидным бюжетом. Довелось ли хоть раз услышать всестороннее освещение ситуации в Европе с точки зрения ЕС по вопросу беженцев? Вряд ли.

Все же примеры для подражания в нашей стране имеются, и далеко искать не приходится. Один из самых наглядных – полиция Литвы. Сотрудники полиции охотно участвуют в телевизионных и радиопередачах, активно коммуницируют в социальной сети «Facebook», с буднями полиции население знакомится в существующей уже много лет передаче «Farai» и т. д. Ничего странного, что в последние годы доверие к полиции растёт. Почему бы этому примеру не последовать и другим государственным органам, таким, к примеру, как упоминаемый Центр приема беженцев? Допустим, почему бы в Интернете, где сегодня большинство из нас черпает всю необходимую информацию, не появиться информационной группе с толковыми пояснениями, какие беженцы и куда прибудут, какова их численность, почему бы не довести до сведения масс этапы планируемой интеграции, почему бы не привести примеры удачных и не очень историй уже живущих здесь беженцев, почему бы не познакомить с новоприбывающими и т. д. Чтобы общественность убедилась, что беженцы для нашей страны скорее польза, чем проблема, для всего этого требуется только воображение и занимающиеся этим вопросом специалисты. Разумеется, всегда можно нарекать на бюджет, но ведь и бюджет упомянутого примера хорошей практики «Ginti. Saugoti. Padėti» (Защищать. Беречь. Помочь.») тоже дырявый. При желании оправдание можно найти всегда. Также как нерешенные проблемы. Сегодня мы можем гордиться, что за 25 лет независимости мы достигли прогресса – информация есть и она, пусть и с оговорками, коммуницируется общественности. Ведь в мире всё ещё существуют страны, которые не могут похвастаться пусть даже сравнительно свободными СМИ, страны, где по-прежнему существует строгая цензура, где много пропагандистской информации и т. д. Давайте порадуемся, что ситуация улучшается, но не забудем, что повышать качество коммуникации можно ежедневно. А для этого требуется совсем немного – разговаривать и делиться известиями.

Kаждый ли клиент — хороший клиент?

Перед представителями разнообразных профессий может встать один и тот же вопрос, является ли каждый клиент хорошим клиентом. Ответ на этот вопрос может быть диаметрально противоположным в зависимости от сферы деятельности. К примеру, забота медиков о каждом человеке зиждется на клятве Гиппократа, поэтому в данном случае актуальность вопроса весьма сомнительна. А как же дело обстоит в области связей с общественностью, в области пиара? Казалось бы и здесь множество тех же рабочих инструментов можно применить в отношении практически каждого.

В деятельности связей с общественностью данный аспект представляет особый интерес, поскольку нередко приходится задумываться, как на самом деле следует вести себя в той или иной ситуации. К примеру, как реагировать, когда в агентство обращается партия, декларирующая социал-демократические ценности, если лично я, потенциальный представитель этой партии, руководствуюсь либеральным мировоззрением – работать с таким клиентом или все же воздержаться от сотрудничества? Ведь часто доводится попадать и в более щекотливую ситуацию. К примеру, недавний прекрасно известный всем случай с 1-ым Балтийским каналом, когда даже в литовских СМИ было открытым текстом заявлено, что в стране, вероятно, не найдется ни одного PR-агентства, которое согласилось бы сотрудничать с этим клиентом. Каким образом все же лучше всего вести себя в такой ситуации? Рассматривать ли его как потенциального клиента, нуждающегося в помощи, или на этой грани следует остановиться? Tаких примеров можно найти не один, поэтому лично меня всегда интересовало, где же находится та грань – как объединить интересы клиента и свои убеждения, и следует ли вообще это делать?

В первую очередь надлежит сказать, что, по моему мнению, любой клиент действительно не обязательно является хорошим клиентом. В деятельности связей с общественностью огромное влияние оказывают определенные ценностные положения, поэтому она в самом деле отличается от других профессий, к примеру, от уже упомянутой мной работы медиков. Связи с общественностью – это коммуникация, когда при обнародовании любого предмета не получается просто взять и отмежеваться от него. Поэтому ты должен быть убежден в предмете своей коммуникации, или, по крайней мере, не иметь к нему возражений. Полагаю, что каждый раз, когда появляется клиент, сфера интересов которого идет вразрез с личными ценностями руководителя проекта, необходимо давать этому ответственную оценку. К примеру, если я лично не поддерживаю введение евро, честно и правильно было бы не участвовать в этом проекте и не участвовать в обнародовании этой информации. В профессии PR-специалиста обязательно сохранение баланса между тем, что лично ты поддерживаешь, и тем, что коммуницируешь. Кроме того, здесь очень важны и принципы работы самого клиента. Если он просит о применении не самых чистых способов, к примеру, просит о подкупе СМИ, и просит вести себя таким образом, что по сути совершенно противоречит принципам деятельности связей с общественностью, было бы разумно отказаться от такого сотрудничества.

Поэтому в каждом агентстве связей с общественностью этому должно уделяться надлежащее внимание. Ведь может случиться, что агентство выигрывает конкурс и определенный проект передается человеку, который в принципе враждебно настроен против того объекта, к примеру, против курения. И в данном случае лучше и профессиональнее, если потенциальный руководитель такого проекта просто отказывается работать над этим проектом. В идеальном случае в каждом агентстве до участия в определенном конкурсе должна быть выяснена общая позиция сотрудников относительно конкретного проекта. Ведь если выяснилось бы, что оценка является негативной, уже само участие в таком конкурсе по сути было бы странным.

Таким образом, следует сказать, что в самом деле каждый клиент не обязательно хороший клиент. Поэтому, соглашаясь на сотрудничество, в первую очередь следует просто спросить себя, не противоречит ли заявляемое клиентом положение моим убеждениям, и обсудить, хочу ли я быть отождествленным с ним. Поскольку в коммуникации, создавая репутацию клиента, одновременно создаешь и свою, поэтому важен выбор, с кем работать и чем заниматься.

О нездоровых СМИ и торговле доверием

Говоря о проблемах СМИ, начать, по всей видимости, следует с того, что и так понятно и очевидно – СМИ это бизнес. И это совершенно натурально и прекрасно воспринимается в странах с глубокими демократическими корнями, например, в Скандинавии, в странах Западной Европы, в Америке, где средства массовой информации понимаются как одна из форм бизнеса и соответственно оцениваются. Модель действия здесь очень проста – существует средство массовой информации, имеющее свою аудиторию читателей, поэтому данное средство можно легко продать рекламодателям, которые таким способом надеются достичь своих потребителей. Таким образом, пользующееся спросом средство массовой информации позволяет его владельцам заработать. Основной проблемный аспект здесь проявляется тогда, когда созданное содержание принимает участие в обмане читателей и во введении их в заблуждение. Часто доводится сталкиваться с ситуацией, когда честная деятельность представителей СМИ (к примеру, читатель в статье получает результат проведенного журналистом расследования, где представлено объективное отображение определенного явления, из чего может сформироваться его личная оценка) полностью искажается. Насколько данная практика распространена в СМИ Литвы?

          Могу утверждать, что в настоящий момент СМИ нашей страны переживают переходный период. В советское время нормальной печати мы не имели – люди знали, что то, что они читают в газетах или смотрят по телевизору, не соответствует реальности. После восстановления независимости Литвы средства массовой информации завоевали колоссальное доверие читателей, так как стали свободными (читай, неконтролируемыми), поэтому автоматически воспринимались как надежное информационное средство. По сути, в самом начале так и было, но сохранять такую позицию в дальнейшем становилось всё сложнее. Средства массовой информации получили возможность выбора – либо и далее продавать рекламу, либо делать то же самое, но с доверием читателей. При выборе данного пути доверие продается точно также, как большинство из нас продает свои знания, интеллект, такую практику без труда можно сравнить с проституцией. Именно таким путем, продавая предоставленное ей доверие, пошла большая часть литовских СМИ. Тогда как остальная ее часть решилась принять более сложное решение, требующее большего интеллекта, и вместо того, чтобы воспользоваться читателями, решила продавать не доверие, а размер своей аудитории. В связи с такой сложившейся в печати Литвы ситуацией я каждый раз радуюсь, видя, что доверие общественности к средствам массовой информации в нашей стране с каждым годом уменьшается. Это означает, что общественность идет на поправку и начинает понимать различные принципы действия СМИ. Tаким образом потребители средств массовой информации демонстрируют свою силу, которая позволяет задвинуть ничтожно действующие СМИ в тыл.

          Парадоксально, но читая статьи, закупаемые в нашей стране государственными институциями, можно сказать, что существующая практика даже узаконена. Невзирая на то, что в законе черным по белому закреплено, что никакой орган, никакая политическая партия не вправе иметь свои средства массовой информации, им тем не менее разрешается покупать информацию, что по сути является одним и тем же. Различные институции закупают статьи, вместо того, чтобы попытаться улучшать свои навыки коммуникации с общественностью, вместо того, чтобы искать более творческий подход. Распространяемая ими информация по сути мало кому интересна и практически никто ее не читает. Tак бросаются на ветер государственные деньги, нередко обманываются люди, которым не предоставляется объективная информация, в конце концов, так в корне истребляется и способность данных институций к коммуникации. Зачем стараться завязывать тесные контакты с журналистами, когда значительно проще все просто купить. Поэтому говорить о том, что это пагубное сотрудничество сошло на нет, сможем только тогда, когда подобная деятельность институций будет ограничена. Однако пока что сдвинуть эту проблему с мертвой точки все еще не хватает смелости – это, якобы, поползновение против свободы слова и свободной печати…

          В сложившейся ситуации особая роль отводится социальным СМИ. Сегодня каждый из нас может иметь собственное средство массовой информации, так как это практически ничего не стоит – создать профиль в Facebook, блог или запустить в действие другое средство массовой информации стало делом по сути плевым. А это, в свою очередь, только доказывает, что в наши дни значительно важнее создавать доверие. Если ты способен собрать доверяющую тебе и верящую в тебя аудиторию и способен постоянно ей предоставлять качественную информацию, в таком случае располагать собственным средством массовой информации не представляет никакого труда. Часто спрашиваю у своих студентов, кому они больше верят – блогу или ежедневнику «Республика»? Лично я более склонен доверять блогу, поскольку здесь доминирует очень понятный критерий – либо я доверяю ведущему блог человеку, либо нет. Возможность выбора здесь налицо – если он хотя бы единожды меня обманет, он утратит мое доверие и я перестану читать его блог. Тогда как узнать, кто стоит за появляющимися в средствах массовой информации закупленными статьями, очень сложно или вообще не представляется возможным. Поэтому по сути это дымовая завеса, где сложно разглядеть, слугой чьих интересов является та или иная информация.

          Всего каких-то 10-15 лет тому назад о такой роли социальных СМИ было трудно даже и подумать. В то время, распространяя информацию, можно было легко упереться в стену – если средство массовой информации тебя терроризировало, рэкетировало, ты был практически лишен возможности защищаться. Надо ли говорить, насколько это мерзкое чувство, когда общество доверяет средству массовой информации, хотя последнее на самом деле зарабатывает грязные деньги. Сегодня, в условиях наличия социальных СМИ, мы располагаем значительно большей возможностью рассказать об этом и показать всем, кто есть кто. Распространение информации в социальных СМИ несравнимо шире, поэтому и возможность быть услышанным значительно вероятнее.

          Общими словами, все это оказывается ненужным в тех странах, где действующие подобными методами средства информации не смогли закрепиться. Государства с глубокими демократическими традициями прекрасно осознают, что такая близорукость очень скоро сведет на нет доверие читателей, а это раньше или позже скажется на их деятельности. Такому взгляду мы можем пока еще только поучиться. В Литве очень заметно, по какой причине некоторые СМИ так нападают на Европейский Союз, на Президентуру или что-то еще – везде задействованы определенные интересы. Все же не могу не порадоваться тому, что, пусть и маленькими шажками, но мы движемся в правильном направлении. К примеру, на президентских выборах в 2009 г., когда уже существовала обычная практика заказа политических рекламных статей, избирательный штаб Дали Грибаускайте строго и однозначно заявил о своем отказе от подобной практики. И, невзирая на имевшие место нападки в сторону Д. Грибаускайте, на формирование определенного мнения в ее отношении, это не возымело никакого влияния на результаты выборов. Общественность оказалась способной разобраться в информации, искать информацию в объективных СМИ, принять активное участие на встречах с кандидатом на пост президента и прекрасно понять, кто есть кто.

          Я всегда полагал, что необходим отдельный орган, отдельная институция, которая осуществляла бы надлежащий надзор за всем этим процессом. Но чем дальше, тем сильнее убеждаюсь в том, что сознание людей приходит само по себе. Вне сомнений, всегда будут и такие, которые не поймут никогда и будут слепо доверять всему, что им говорят. Ведь часто люди слепо верят даже той информации, которая куплена и наглядно помечена. Даже сталкиваясь однозначно с рекламой, например, пищевых добавок, они верят всему, что там утверждается, поэтому таких людей практически невозможно разубедить, что самые лучшие пищевые добавки – это здоровый образ жизни. Что уж тогда и говорить о скрытой рекламе… Поэтому не стоит иметь иллюзий, что все вдруг возьмут и начнут отличать заказную купленную информацию. Но я надеюсь, что сначала исчезнут сами обманщики. Все же в этой проблеме я четко вижу две стороны – если бы читатели не доверяли тому или иному средству массовой информации, они не покупали бы и их продукт, так как, если покупают, следовательно, доверяют. Таким образом, огромная ответственность ложится на плечи и каждого хоть немного критичного читателя.

          Поэтому необходимо подчеркнуть, что засилье в СМИ нашей страны практики скрытой рекламы – это огромное зло, которое, к тому же, еще и трудноуловимо. Я убежден, что если бы не осталось некоторых средств массовой информации, наша жизнь по сути стала бы более светлой. А для этого необходимы усилия каждого из нас, читателей, ‒ не оставаться равнодушными и надлежащим образом разбираться в информации.

А. Каспаравичюс: Роль ПР-специалиста в XXI веке или честная коммуникация для начинающих

Этим весенним солнечным днем Вашему вниманию – интервью с членом Совета ЛСССО (LRVS), руководителем агентства «Komunikacija ir konsultantai», преподавателем Андрюсом Каспаравичюсом. Сегодня мы поговорим о честной коммуникации и роли специалиста по связям с общественностью в организации.

Связи с общественностью и реклама, маркетинг и коммуникации. В наше время ведутся постоянные дискуссии о границах и их слиянии или наоборот – радикальном разделении. А где вы проводите черту?

Я не верю в маркетинг как в средство общения. У настоящих специалистов по связям с общественностью не возникает вопросов о том, где заканчиваются связи с общественностью, и начинается маркетинг. XX век стал Золотым веком маркетинга и рекламы. Почему? Потому что мы испытывали недостаток товаров, это подтолкнуло нас к выходу на открытый, избыточный рынок. Теперь же, согласно статистике, типичный представитель так называемого западного мира в течение дня видит около 500 реклам, которым доверяет всего 14 % людей. На рынке, насыщенном товарами и услугами, реклама теряет свои позиции. Реклама, как средство общения, умерла, и мы должны это признать. Времена меняются и в открытом обществе, где огромную роль играют коммуникации, дискуссии, мнения и содержание, наступил Золотой век связей с общественностью. Об этом сейчас говорит весь мир, а границы прекрасно обозначены в ставшей бестселлером книге «The Fall of Advertising and the Rise of PR» («Падение рекламы и взлет PR»). Я не верю в идею комплексной коммуникации. Общение, социальные сети и средства массовой информации – вот инструменты связей с общественностью. Точка.

Давайте поговорим о роли специалиста по связям с общественностью в работе компании или организации. На ваш взгляд, что она собой представляет в XXI веке?

Мне очень понравилась мысль, озвученная на Всемирном форуме по связям с общественностью (WPRF), который проходил в 2014 году в Мадриде, что специалист по коммуникациям – это совесть организации. Понятно, что специалист по связям с общественностью не определяет такие бизнес-процессы, как развитие компании, коммерция и так далее – этим занимаются менеджеры – однако он должен принимать участие во всех этих процессах, т. е. управлять и направлять с целью облегчить их упоминание в будущем. Ведь честность и прозрачность этих процессов в плане морали облегчит связанные с ними коммуникации в самой компании.

Другая важная роль специалиста – это роль «мойщика окон», если хотите. Специалист по связям с общественностью помогает организации открыть для себя внешний мир. В наше время организации часто «зацикливаются» на себе или «важничают». Им начинает казаться, что одно или несколько стратегических решений ничего не изменят. Именно так и случаются кризисы. Наша задача – показать, что говорят люди, что делают другие организации, какие мнения по тому или иному вопросу, важному для организации, преобладают в отдельных сообществах.

Кажется, что все очень просто, но как объяснить это нашим руководителям? Во многих компаниях отдел маркетинга продолжает оставаться отделом, которому уделяется наибольшее внимание и выделяется самое щедрое финансирование.

Никакие советы здесь не помогут. Осознание занимает время. Это единственный путь, и специалисты по связям с общественностью это прекрасно знают. Ситуация изменится, когда руководитель сам научится различать и понимать, чем мы занимаемся. Руководителей нужно обучать и направлять, они должны понять возможности связей с общественностью, что такое коммуникация и каков расклад. Вовлекайте их в различные инициативы, имеющие отношение к связям с общественностью, организуйте учебные курсы. Мы, специалисты, часто собираемся, общаемся, принимаем участие в форумах, ищем профессиональные решения проблемных ситуаций, но руководители ведь об этом не знают. Нужно признать, что в настоящее время лучший задел – именно у специалистов по маркетингу. Коммуникации станут понятнее тогда, когда в основу всего ляжет доверие и вам не придется объяснять руководителю, какие функции вы исполняете в его компании. Нужно сказать, что я довольно скептически отношусь к попыткам определить эффективность связей с общественностью. Ведь очень часто для их оценки в организациях используются маркетинговые инструменты: размеры и доступность статей, число публикаций и так далее. Но как оценить эффективность общения или беседы? Ведь мы не определяем, успешен ли брак, по количеству общих детей или площади квартиры…

Возвращаясь к теме честной коммуникации, как оставаться честным в общении с сообществами и общинами, где пересекаются интересы нескольких групп? Я знаю, что у вас большой опыт в этой области

Это фундаментальный вопрос, но он действительно актуален. Как остаться честным, справедливым человеком там, где кругом одни мошенники? Нужно понимать, что вы не обязательно должны делать то, что делают все. Что делать в Клайпеде, Каунасе или Вильнюсе, если в этих городах различаются не только интересы общин, но и коммуникационные аргументы, а компания решила инвестировать именно в этом месте? Что делать в меньших регионах, где средства массовой информации тебя попросту терроризируют и занимаются, не побоюсь этого слова, рэкетом? Что делать, когда тебе приносят нафантазированную статью и предлагают ее не публиковать? За «вознаграждение», разумеется. Разумеется, трудно сказать «нет», но с другой стороны, если вам удастся это сделать, и не обращать внимание на то, что будет твориться в течение короткого периода времени, который последует, можно быть уверенным, что в долгосрочной перспективе все наладится. Связи с общественностью – это не только отношения с прессой. Это и связи с обществом, государственными учреждениями, и социальные сети, и многое другое. Сначала все считают, что ты такой как все, что ты все будешь делать по принципу «бульдозера». Но проходит время, и ты этого не делаешь, и люди начинают тебе верить. Договориться гораздо проще, если вы смело смотрите людям в глаза и не боитесь инициировать диалог. Компания также должна осознать, что социальная ответственность – это вовсе не подкуп людей из серии «а давайте мы вам дорожку проложим» или «я дам тебе денег, а ты промолчишь». Общение, информация о том, какие мероприятия запланированы, как они повлияют на общество, возможность наблюдать за процессом, просвещение помогают развеять сомнения. Люди протестуют против вещей, которых они не понимают. И да, несомненно, этот процесс занимает больше времени. Еще один простой рецепт: говорить нужные вещи в нужное время в нужном месте, т. е. говорить, когда вас слышат, а не когда люди собираются, чтобы покричать и превращаются в толпу, которая по определению не сможет сказать, почему и за что борется.

Досье: Андрюс Каспаравичюс, руководитель агентства «Komunikacija ir konsultantai» (или просто КОКО), преподаватель Вильнюсского университета. В сфере связей с общественностью г-н Каспаравичюс работает с 1997 года и, по его собственным словам, его резюме умещается в одну строку, ведь все эти годы он работал в одном месте. С другой стороны, его резюме может занять пять страниц (и даже больше), ведь работа в агентстве включает в себя множество различных сфер и областей. Что же стало стимулом для работы в данной области? Мама Андрюса, Лайма Каспаравичене, является одним из ветеранов, работающих в сфере связей с общественностью. Она и предложила идею создания совместного бизнеса. Андрюс признается, что сначала его, экономиста по образованию, больше привлекала идея иметь свой собственный бизнес. И если бы в тот момент кто-нибудь предложил ему, скажем, выпекать булочки, еще неизвестно, заинтересовался бы он связями с общественностью, или нет. На данный момент Андрюс глубоко «увяз» в связях с общественностью, и уходить он не собирается.

Интервью подготовили члены ЛСССО (LRVS) Бируте Норвайшене и Тома Липските

СОЦИАЛЬНЫЕ МЕДИА ГЛАЗАМИ PR-СПЕЦИАЛИСТА

С развитием коммуникации в виртуальном пространстве, все чаще возникает вопрос о роли социальных медиа в системе PR. До появления социальных сетей в мире, информацию можно было распространить четко и просто. Была четко упорядоченная и стандартизированная структура: существовал передатчик информации, средства и инструменты, посредством которых передавалась информация, каналы (СМИ) и, таким образом сообщение достигало получателя. Что происходит сейчас, когда к этой системе добавились социальные медиа? Как их следует воспринимать его – как инструмент, средство массовой информации, канал, или что-то другое – и как теперь с этим жить?

Иногда мне интересно наблюдать, как специалисты в области коммуникации реагируют на определенные изменения, происходящие в их сфере. Одним из таких изменений является стремительная попытка социальных медиа уничтожить существующий мир коммуникации, в которой специалисты привыкли жить на расстоянии друг от друга. Раньше все было легко: если вы хотели опубликовать сообщение, вы писали пресс-релиз и отправляли его журналисту, который его распространял, и как только это сообщение было обнародовано, о нем узнавали все. С появлением социальных медиа, эта система изменилась. Социальные медиа стали непонятным новым явлением, тем самым, развилось обсуждение о том, чем является этот новый тип СМИ – это новый тип газеты или средство достижения аудитории, и т.д.? Таким образом, ясно, что изменение произошло, и невозможно это игнорировать, поэтому специалисты по коммуникации, как правило, занимают определенную позицию, и они реагируют на это явление по-разному.

Интересно наблюдать за профессиональными специалистами по коммуникации, которые утверждают, что «я принципиально не использую социальные медиа». Я не знаю, почему они принимают такую позицию, однако, могу предположить, что они избегают социальных медиа, тем самым принимая оборонительную позицию, т.к. они просто не готовы узнать и понять что-то новое. В таком случае, принципиально не принимая участия в жизни социальных медиа, такие люди пытаются оградиться от них. В то же время, есть специалисты по коммуникации, которые пытаются освоить социальные медиа и занимают позицию «Ну, это временно, это определенная мода, которая скоро пройдет, и все будет так, так прежде». И третья группа специалистов в области коммуникации, напротив, активно поддерживают социальные медиа и считают, что социальные медиа займут значительную нишу в будущем коммуникации.

Кроме этого, мнения PR-специалистов и маркетологов сильно отличаются. На одной конференции я услышал мнение PR лидера Пола Холмса. Его идея состоит в том, что социальные медиа на 95 процентов изменили мир для специалистов по маркетингу, в то время как для PR-специалистов ничего не изменилось. Это означает, что после появления этой платформы для коммуникации, у маркетологов возникло очень много вопросов в связи с тем, что с этим делать, а у PR-специалистов таких вопросов появилось гораздо меньше. PR-профессионалы в прошлом занимались бы распространением контента наподобие тому, как это делают специалисты по маркетингу, и, следовательно, социальные медиа стали новой формой распространения этого контента.

Таким образом, сталкиваясь с такими многогранными ответами, я все больше склоняюсь к мнению, что создание социальных медиа является логичным и естественным развитием форм коммуникации. И это не является чем-то совершенно новым или не соответствующим системе PR, которая у нас была до этого времени. Эта система просто нуждается в корректировке, и должны быть созданы новые принципы работы с системой. На самом деле, социальные медиа можно описать как дополнение к уже существующим формам общения.

Добавление социальных медиа к существующим формам коммуникации предоставляет каждому из нас большой выбор инструментов, которые мы можем использовать для ведения успешной коммуникации. В конце концов, до появления социальных медиа, наш инструментарий был довольно узким, а с появлением социальных медиа он существенно расширился. Сейчас в наших руках многочисленные возможности – по совершенно низкой стоимости – достижения огромных аудиторий, которые позволяют объединять эти аудитории и передать им наше сообщение Это, я бы сказал, мечта любого специалиста по коммуникации, которые работали в этой области лет 20 назад. С появлением социальных медиа, зависимость от распространителя информации, который диктовал все условия, постепенно снижается. Поэтому, я считаю, что специалисту по коммуникации очень странно бояться или игнорировать социальные медиа, потому что это значит, что мы боимся самой сути нашей деятельности. Мы просто должны думать о возможностях, которые предоставляют нам социальные медиа, и как мы можем использовать имеющиеся средства эффективнее всего для распространения информации, которую ранее мы считали невозможным распространять через эти медиа.

Поэтому, думаю, что социальные медиа означают развитие и новый этап, который специалисты по коммуникации должны изучать с особым рвением, используя возможности, предоставляемые социальными медиа. Важно изучать социальные медиа в творческом смысле, не придерживаясь принципов, которые были у специалистов по коммуникации 10-15 лет назад. В конце концов, гораздо мудрее вместо сопротивления новинке, начать менять себя, менять наше мышление и понять, что социальные медиа, действительно, открывают большие возможности в общении, многие из которых еще предстоит понять.

РЕПУТАЦИЯ PR СЕГОДНЯ

Случилось так, что часто представители различных профессий подтверждают пословицу «Сапожник без сапог». Такое часто бывает, когда у часовщика не работают часы, а сапожник носит порванные сапоги. Связи с общественностью не исключение. Несмотря на то, что эта деятельность направлена ​​на создание репутации и постоянные консультации по вопросам PR, профессия специалиста по связям с общественность сама по себе имеет довольно плохую репутацию в обществе. Лишь небольшое количество людей понимает, что это хорошее и полезное дело.

Мы должны признать, что мы, коммуникаторы, сами ответственны за репутацию PR, которая сегодня сформировалась, и за то, что общественность думает о нас. Будучи занятыми реализацией проектов, у нас очень мало времени на то, чтобы рассказать, кто мы и какие мы на самом деле, что мы делаем и к чему мы стремимся. Кроме того, мы часто оказываем негативное влияние на репутацию нашей профессии не только по причине умалчивания наших действий, но и самими действиями. Довольно часто я встречаю людей, которые говорят о своей деятельности как о связях с общественностью, хотя на самом деле их работа не имеет ничего общего с этим. Например, я случайно увидел сайт агентства, которое заявило о предоставлении PR-услуг, однако одним из методов решения и заявления о проблеме была указана организация голодовки (предположительно – мы будем голодать за вас, если нужно). Называть такую ​​услугу, которая решает проблему, навязывая убеждения других людей, связями с общественностью было бы абсурдно; это должно быть четко определено как мошенничество.

В более широком смысле, достаточно послушать политиков и общественных деятелей – когда они говорят о PR, эта деятельность почти всегда имеет негативный оттенок. Чаще всего, когда эти люди пытаются критиковать оппонента, то говорят, что он (оппонент) «занимается PR», что «это PR». В целом о тех, кто вовлечен в активное общение, говорят, что они не делают ничего ценного, просто пытаются извлечь выгоду из связей с общественностью. Общество считает, что PR-специалисты занимаются жульничеством, не понятным людям; что они используют определенные секретные технологии и пытаются повлиять на мнение людей. По иронии судьбы, это сложившийся сегодня образ моей профессии, и только те, кто работает в этой сфере знают, что публично преобладающее восприятие PR является лишь смутным отражением этой деятельности – на самом деле такие вещи не имеют ничего общего с реальным PR.

Я начал думать, где кроется настоящая сторона восприятия этой деятельности? Я считаю, что PR является хорошей, положительной, уважаемой профессией, которую можно выбрать и понять многими людьми, не считая, что PR-специалисты занимаются чем-то негативным. Я уверен, что PR является основой для социального и коммуникабельного общества. В мире, где постоянно возрастает потребность в обмене информацией, роль коммуникатора особенно важна. В этих условиях количество желающих активно общаться постоянно растет. Однако это приводит к проблеме, что не каждый умеет это делать. Поэтому мне часто смешно слушать такие замечания: «Этот политик говорит собственными словами, а этому его речи кто-то пишет». Но на самом деле ни одну из этих ситуаций осуждать нельзя. Не имеет никакого значения, сам ли политик пишет речи, ведет блог, профиль в Facebook, или у него есть специалист, который делает это за него – в обоих случаях читатели видят и читает взгляды одного человека, который поддерживает связь и готов с ними общаться. В конце концов, не все врачи, бизнесмены или политики являются хорошими коммуникаторами по своей природе, не все из них знают, как быстро и эффективно рассказать обществу о том, что хорошего и полезного они делают на благо этого же общества. Таким образом, специалист по коммуникации просто помогает человеку, который не умеет подавать информацию, сделать это правильно.

Я твердо верю, что PR в большей степени, чем любой другой вид деятельности, прозрачен и основан на доверии. Это довольно сложно измерить, но правда то, что один неверный шаг, один ложный факт или обман в сфере связей с общественностью может привести к довольно негативным последствиям. В таком случае никто не может быть уверен, когда «выйдет» этот шаг; более того, такая ситуация, скорее всего, возникнет тогда, когда конкретный результат вашей работы будет зависеть от этого шага. Математика здесь проста – как только вы совершаете неверный шаг, обманываете или «покупаете» кого-то – вы сразу же становитесь уязвимы, а ваша репутация ставится под угрозу. В таком случае негативные последствия также непосредственно повлияют и на клиента, и достоверность любого факта о нем автоматически ставится под сомнение из-за ваших собственных неоднозначных шагов. И теперь людям ничего не стоит сказать: «Лучше вам об этом промолчать».

Таким образом, думая о репутации своей профессии, все PR-специалисты должны серьезно оценивать каждый свой шаг. Действуя честно и находя время объяснить другим, кто мы и какие мы на самом деле, что мы делаем и чего мы ищем, мы могли бы получить огромный импульс для развития и поддержки как репутации наших клиентов, так и нашей профессии.

ПРИНЦИПЫ УСПЕШНОГО PR

Сейчас я хочу поговорить о вещах, которые, на мой взгляд, являются одними из наиболее важных аспектов успешного PR – это определенные принципы работы. Настоящий PR неотделим от этических принципов, или же эти принципы можно считать основой PR. Таким образом, каждый PR-специалист или специалист по коммуникации должен освоить несколько простых вещей, и использовать их в основе своих действий. Эти вещи очень просты, я бы даже сказал, банальны, но, с другой стороны, довольно трудно найти людей, которые придерживаются этих принципов на практике:

1) Говорить правду. Всем известный принцип, принятый еще в библейские времена, приобретает особое значение в сфере PR. Правило простое – в общении не может быть никакой лжи. Не должны распространяться ложные факты или цифры, а также других мошенничества. Почему? Потому что настоящие общественные отношения основаны на правде и доверии. По итогам высылки журналисту пресс-релиза, содержащего ложные факты, и публикации этих данных, доверие большой группы людей – не только журналиста, но и редактора – будет мгновенно утрачено, и, в конечном итоге, на всё агентство упадет тень, брошенная одним человеком. В конце концов, журналиста часто интересует уникальная информация, однако лояльность к отправителю тоже играет значительную роль. Если она утрачена, работать в сфере PR будет очень сложно.

Люди часто спорят, что – ложь, а что – правда в PR. Многие утверждают, что только дети смотрят на вещи, с точки зрения черного и белого, в то время как жизнь гораздо сложнее. Поэтому существование исключительно правды или лжи невозможно, и обычно это воспринимается как что-то «промежуточное». Меня часто спрашивают «Если мы говорим половину правды – это правда или ложь?». В таких случаях я придерживаюсь абсолютно детской логики – есть правда, а есть ложь, все остальное только интерпретации. В конце концов, если прибыль моей компании составляет ТАКУЮ СУММУ,  другой правды не может быть, единственное – это я могу задаться вопросом, почему она не меньше или не больше, и так далее. Именно поэтому PR-специалисты должны проверять все факты. Но, зная, что это не так-то просто в нашем современном мире, часто приходится просто доверять тому, кто предоставляет информацию – следовательно, я опять возвращаюсь к слову доверие. Вот почему я считаю, что ключевое для специалиста по коммуникации – это говорить  правду.

2) Принцип «не навреди». Каждый профессиональный специалист по коммуникации должен быть вовлечен в процесс распространения положительной информации, и это не должно удивлять, так как негативная информация, как правило, быстро распространяться сама по себе. Именно на этом сейчас процветают СМИ, так как намного проще распространить негативные новости, чем положительные. Поэтому, на мой взгляд, наша задача состоит в том, чтобы не распространять плохие новости, особенно когда это делается за счет других (например, распространение негативной информации о конкурентах). Это то, что отличает нас, PR-специалистов, от так называемых «черных» коммуникаторов. «Черные» технологии – это ложь, её распространение или попытка сделать «из мухи слона» с тем, чтобы задеть кого-нибудь, причинить боль. Обычно люди путают эти две вещи, полагая, что все PR-специалисты являются мастерами «черных» технологий. Однако поскольку PR основан на принципах «говорить только правду» и «не навредить», эти два вида деятельности никоим образом не могут иметь ничего общего.

Однако существует много соблазнов применить принципы «черных» технологий в PR. Это определяется не только ситуацией, но такие просьбы могут также поступать от клиентов и директоров – те, кто не работает в сфере коммуникации, часто считают, что краткосрочный результат, полученный таким путем, лучше, чем ничего. Таким образом, будет справедливо сказать, что работая в PR, необходимо иметь сильное желание и силу воли и знать принципы, которым нужно придерживаться в своей работе. Очень уместна фраза одного специалиста по связям с общественностью, который сказал об этике следующее «у каждого специалиста по коммуникации должен быть свой кодекс этики и он обязан строго следовать этому кодексу». И это очень важно, поскольку нет законов, регулирующих коммуникацию, особенно на премет этики. Такой личный этический кодекс должен быть у каждого человека, понимающего его ценность. Если использование его в качестве руководства, тогда никогда не возникнут  вопросы о том, что можно делать, в что нельзя.

3) Сохранение конфиденциальности. Когда речь идет о сохранении конфиденциальности, не следует путать предоставление правдивой информации с полной открытостью. Тот факт, что, когда речь идет об определенном человеке или компании, мы не раскрываем определенные данные, не означает, что мы говорим правду наполовину. Существует много связанных с бизнесом конфиденциальных данных, например, коммерческая тайна. В таком случае, не сохранив конфиденциальную информацию, мы нарушаем правила коммуникации. Специалист по связям с общественностью должен знать предел между тем, какой объем информации о человеке может быть открыт миру, сколько из этого он может раскрыть сам и предоставление какого объема информации в целом будет этично. То же самое касается компаний, т.к. в зависимости от сферы их деятельности, некоторые компании могут рассказать о себе больше, в то время как другие должны остаться более закрытыми. Таким образом, специалисты по связям с общественностью должны хорошо знать эти нюансы, потому что их неверные действия могут серьезно навредить репутации клиента.

В целом существует много этических принципов, но я считаю, что эти три являются основными. В работе мне удалось двигаться вперед, придерживаясь этих принципов. Хотя и было много предложений и пожеланий нарушить эти принципы, я глубоко убежден, что успех в PR возможен только в тех случаях, если верить собственным убеждениям, основанным на принципах, «говорить правду», «не навредить» и «сохранять конфиденциальность». Приятно осознавать, что вместо участия в каком-то «черное» и «грязном» бизнесе я делаю работу, в основе которой уважение, честность и полезность. Это и есть PR, который нужно развивать и распространять.

ЛИТВА – МАЛЕНЬКАЯ, НО ВАЖНАЯ РЫБКА НА ПРОСТОРАХ МИРОВОГО ОКЕАНА

В прошлом крупнейшая страна в Европе, сегодня Литва занимает лишь 123 место в списке стран мира, и никого не удивляет количество жителей, которое составляет менее 3 миллионов человек; однако в океане науки и технологий эта мелка «рыбка» довольно часто добивается больших успехов, по сравнению с крупнейшими «китами» мира.

Литовцы являются одними из самых образованных людей в Европейском Союзе (более 90% населения в возрасте от 25 до 64 лет имеют среднее или высшее образование). Именно в этой стране были разработаны противораковые препараты (TevaGrastim ®), признанные во всем мире, а также был изобретен научный лазер, отмеченный престижной премией Prism (создан компанией Ekspla). К тому же, у жителей этой страны самый масштабный в Европе волоконно-оптический и общественный беспроводной интернет, и т.д.

Технологии – это стремительное «течение» для этой умной рыбки на пути к большим водам. С этим утверждением согласилось бы, пожалуй, довольно много литовцев или иностранных представителей бизнеса. Технологические навыки наших соотечественников демонстрируются в исследованиях, проведенных по инициативе Комитета по развитию информационного общества при Министерстве транспорта и коммуникаций. В соответствие с выводами экспертов, часть населения страны, которая пользуется компьютерами и интернетом, увеличилась на 5%. Сегодня 75.2% жителей Литвы пользуются компьютерами и 73.3% пользуются интернетом.

Трудно поверить, что Литва присоединилась к Всемирной паутине не так давно – чуть более 20 лет назад, сразу же после восстановления независимости. В день рождения литовского интернета, 10 октября 1991 года, когда предоставленное норвежцами оборудование спутниковой связи было установлено на здании сейма (парламент Литвы), скорость передачи данных канала на тот момент составила всего 9.6 килобит в секунду.

Еще более удивительным является тот факт, что всего два года назад Вильнюс, столица страны (именно тут было установлено оборудования спутниковой связи), был признан городом с самым быстрым интернетом в мире (32.41 мегабит в среднем). Более того, в том же 2011 году Каунас, второй по величине город страны, занял четвертую позицию в вышеупомянутом мировом рейтинге. Поэтому вы не должны удивляться тому, что сегодня интернет в Литве стал необходимостью не только для молодого поколения, но и для пожилых людей. Согласно данным экспертов Комитета по развитию информационного общества, за год количество интернет-пользователей в возрасте от 50 до 59 лет увеличилось на 10% и составило 61.5%, количество интернет-пользователей в возрасте от 60 до 74 лет увеличилось на 15%, что составило 36,7%. Даже мобильный интернет уже использует четверть населения страны.

В связи с развитием и бумом интернета, в Литве стало появляться все больше различных новостных и специализированных порталов. Люди стали писать блоги, создавать чаты, дискуссионные форумы. Представители бизнес-сферы поставили себе целью заработать при помощи сайтов знакомств и рекламных сайтов. К этому моменту, в маленькой стране существует без малого 5-6 крупнейших порталов, которые постоянно конкурируют между собой за трафик (www.delfi.lt , www.15min.lt , www.lrytas.lt , www.balsas.lt , www.alfa.lt). У каждого сайта, согласно данным Gemius Audience, от 800 тысяч до одного миллиона уникальных посетителей в месяц.

Интересно, что форум для мам (www.supermama.lt) и два рекламных портала (www.skelbiu.lt, www.plius.lt) держат свои позиции самых популярных сайтов уже на протяжении нескольких лет подряд. Литовцы также размещают информацию о легковых автомобилях (www.autoplius.lt, www.autogidas.lt), прогнозе погоды (www.gismeteo.lt), знакомствах (www.draugas.lt) и бизнес-новостях (www.vz. Lt), и важно то, что эти сайты удерживают свои позиции в двадцатке самых популярных сайтов.

Давайте не будем забывать о влиянии социальных медиа во всем мире. Согласно данным, за первый квартал 2013 года, сайты социальных сетей (Facebook, Twitter, One, и другие) посетило 59.7% интернет-пользователей в Литве. По данным исследования, проведенного экспертами, наиболее популярным является общение с друзьями, членами семьи и коллегами, отслеживание изменений в профилях друзей и знакомых, обсуждение фотографий, сообщения и новости, поиск старых друзей и знакомых, публикация собственных новостей, а также перепосты и т.п.

Самая популярная социальная сеть в Литве, как во всем мире – это Facebook. Более одного миллиона жителей страны являются подписчиками этой сети. Популярность сети привела к формированию в стране самобытной культуры общения в интернете. Частично эта культуры была, конечно же, заимствована у соседних стран или США, родины интернета; другая часть этой культуры характерна только литовцам. Социальные сети являются царством мемы и троллинга, аутентичного юмора (иногда слишком много «черного» и понятного только соотечественникам), это также удивительный синтез развлекательного и серьезного содержания. Таким образом, мы наблюдаем ту же тенденцию, что отмечается во всем мире – письменное содержание уступает место образному содержанию. В частности, образ слился со словами, создав тем самым прекрасное сочетание, и именно благодаря этому создаются уникальные проекты как в социальных сетях, так и во Всемирной паутине в целом.

Говоря об уникальности, важно отметить, что в этом году в Литве состоялась уже седьмая конференция LOGIN, в сфере интернет- и технического сообщества в странах Балтии (www.login.lt), которая ежегодно собирает более 70 спикеров и 3000 участников со всего миру. Целью конференции является ознакомление участников с яркими тенденциями следующего года. В этом году организаторам удалось пригласить и вживую послушать замечательные идеи Стива Возняка, единственного соучредителя компании Apple. Кроме того, второй год подряд гостей конференции и интернет-пользователей пригласили принять участие в интернет-премии и выбрать лучший сайт года, социальный проект, персону года, лучшее мобильное приложение, блог года, и т.д. Масштаб и популярность данного события в очередной раз подтверждает, что интернет и технологии в Литве являются одним из основных секторов.

Быстрому развитию интернета также способствовали государственные органы. Сегодня интернет предоставляет возможность не только оплачивать счета или выполнять другие банковские операции, но и искать работу на сайте биржи труда Литвы (www.ldb.lt), заполнять и подавать заявку на получение пособия на сайте Sodrа (фонд социального страхования) (www.sodra.lt). Вы можете зарегистрировать индивидуальное предприятие, частную акционерную компанию или ассоциацию (www.registrucentras.lt), задекларировать место жительства (www.epaslaugos.lt), узнать оценку, которую ваш ребенок получил в школе (www.tamo.lt), сообщить полиции о незаконных действиях (www.epolicija.lt), фактически сдать экзамены (www.nec.lt), записаться на прием к врачу (www.sergu.lt), узнать расписание общественного транспорта или воспользоваться специальной интерактивной картой, чтобы увидеть места пробок на дорогах столицы (www.vilniustransport.lt), а также воспользоваться многими другими полезными, высоко ценимыми возможностями, которые экономят время.

Кажется, что интернет, вместе со всеми необходимыми атрибутами, влетел в жизнь литовцев как ураган, и, скорее всего, в ближайшем будущем будет вовлекать еще больше жителей. Очевидно также, что мощный технологический потенциал маленькой Литвы используется не только на внутреннем, но и на внешнем рынках, в то время как население страны завоевывает интернет. Будем надеяться, что за 20 лет независимости Литвы и естественного вхождения в «широкие воды» интернета и технологий – это только начало, и рыбка, убегая от бушующих потоков океана, будет расти, достигать цели и добиваться большего успеха, чем многие другие.

ПИСЬМО ИЗ ЛИТВЫ

Расположенная в северо-восточной части Европы, Литва является крошечным государством, известным благодаря своим достижениям в баскетболе и технологиях, своему архаичному языку, в прошлом сопротивлению Советскому Союзу, и уникальным блюдам (таким как, картофельная колбаса Vėdarai или сметанное масло Žemaitiškas kastinys).

Двустроннее общение для литовцев является одним из основных и жизненно важных элементов в их жизни. Именно поэтому мы сохранили самый архаичный язык из группы индоевропейских, а также сохранили огромное количество народных песен, сказок, легенд, саг и загадок – нам нужно говорить, рассказывать, обсуждать. Поэтому не удивительно, что PR не является чем-то новым в Литве. Одним из первых PR-проектов в мире была кампания, проведенная Эдвардом Бернайсом (и он упомянул о ней в своей книге «Пропаганда») от имени литовских эмигрантов в США, целью которой было  подтолкнуть правительство США признать молодую Литовскую Республику, которая стала независимой в 1918 году.

Проблемы PR в Литве

Сегодня, пройдя ряд исторических событий, которые потрясли страну и оставили глубокий след в ее этническом самосознании, Литву можно считать мостом между Востоком и Западом. Некоторые местные СМИ до сих пор работают как в старые времена – семейные связи, полезные знакомства, платные публикации по-прежнему играют большую роль. Для PR-специалиста из Западной Европы, не привыкшего платить за освещение в СМИ, работа с такими СМИ может быть сложной задачей.

Однако существует много средств массовой информации, которые придерживаются более высоким стандартам. В Литве такие черты, как честность, прозрачность, достоверность, сотрудничество и взаимопонимание высоко ценятся. Иностранным PR-специалистам легко работать со СМИ такого типа. Однако хороший коммуникатор, стремящийся остаться в стороне от интриг и достичь цели своего клиента, в Литве должен поддерживать баланс между «черным» и «белым» PR и использовать оба типа средств массовой информации.

Технология и PR

Интернет и социальные сети особенно популярны в наши дни, и они помогают сократить применение «черного» PR. Таким образом, успешный профессионал – это тот, кто умеет свободно общаться и кто ценит правду, независимо от их бюджета.

Сегодня пять или шесть крупных новостных сайтов, у каждого из которых от 800.00 до одного миллиона уникальных посетителей (с общим населением в три миллиона жителей), конкурируют за внимание читателя. Кроме того, есть ряд специализированных порталов, блоги, сайты знакомств и рекламы. Одной только социальной сетью Facebook пользуются более миллиона литовцев. В целом, содержание в социальных медиа – это объединение развлекательного и серьезного.

С появлением интернета, а затем социальных медиа литовская пресса, радио и телевидение вынуждены были измениться. Традиционным средствам массовой информации уже не хватало интерактивности, таким образом, тем или иным путем они должны были перейти в интернет – создание онлайн-архивов программ, голосований в социальных сетях, онлайн-просмотр газет и т.д. Изменения в медиа-ландшафте приветствовали профессионалы как «белого» так и «черного» PR. Тем не менее, мы в Литве рады, что преобладающее влияние Востока становится все слабее и слабее, и постепенно заменяется влиянием более этичных стандартов Запада.